Имущество родственников под ударом. И вместе с ним — инвестиции в Кыргызстане

👁 580

dsc_6568

Неконституционная практика ареста имущества родственников обвиняемых по экономическим статьям убивает наш рынок недвижимости и инвестиции в целом.

Один мой хороший знакомый собрался продавать свою элитную квартиру в центре Бишкека. Надеялся, что после выборов рынок столичной недвижимости немного оживится — на фоне грядущей стабильности, а также массового переселения в Бишкек семей чиновников с юга. Шел просмотр за просмотром, но потом к лету все резко прекратилось. На вопрос агенту, а что, собственно, произошло, он услышал: «Так сейчас все покупатели боятся — семьи у всех большие, у всех почти есть родственники-чиновники, а практика пошла арестовывать имущество всех подряд, неважно на какие деньги и кем оно куплено».

Мы ничего не имеем против борьбы с коррупцией. И уж точно не будем выражать мнение о том, кто из ныне арестованных чиновников виновен, а кто нет. Проблема в том, что их преследование сопровождается формированием очень опасной и совершенно противозаконной практики — при предъявлении обвинения под арест попадает имущество не только самого обвиняемого, но и членов его семьи.

Начало этой абсолютно порочной практике положил Атамбаев, когда боролся с бывшим мэром, оппозиционным политиком Нариманом Тюлеевым. Активы его семьи попали под арест и были впоследствии конфискованы без какого-либо доказательства, что они были куплены на деньги, полученные преступным путем.

К сожалению, сейчас эта практика продолжается. Последний пример — арест активов, которые принадлежат родственникам Жанторо Сатыбалдиева. Причем еще и был опубликован их список, что как минимум нарушает тайну частной жизни его семьи. Читаешь список и становится стыдно за наших правоохранителей: там какие-то недорогие квартиры, подержанные машины, участки сельхоз-земли в Сокулуке… Обычное имущество, которое вполне могла приобрести большая семья. Не «Феррари» и не вклады в банках на миллионы долларов. Опять-таки, это не статья в защиту Сатыбалдиева, это призыв остановить беспредел в правоприменении.

Что у нас написано в законе? В статье 12 нашей Конституции говорится, что «собственность неприкосновенна, и никто не может быть произвольно лишен своего имущества”. Но арест небольшого участка земли, который купил сын обвиняемого в преступлении, — это как раз и есть произвольное лишение имущества.

Если закон применять корректно, то под арест должно попадать только имущество самого обвиняемого (если ему грозит статья с полной конфискацией). Имущество родственников может быть арестовано и впоследствии конфисковано только если следствию удается доказать, что это имущество было куплено на средства осужденного, полученные преступным путем.

У любого взяточника есть преступные, а есть законные доходы, а также есть семейные накопления, не имеющие преступного происхождения. Так вот, в приговоре должна быть убедительно показана связь конкретного криминального заработка и купленного на него имущества.

Презумпция невиновности — абсолютная основа любой экономической системы, которая желает привлекать инвестиции. Даже если из-за применения этой презумпции какие-то из жуликов не понесут наказание, либо сохранят оформленное на других людей имущество, это как ни странно — разумная плата за то, что в стране будет сохранен нормальный инвестиционный климат. Пусть следствие делает свою работу лучше: ищет доказательства, свидетелей, документы. Но если ему не по силам формально доказать пусть даже очевидное для всех преступное обогащение — извините, нам всем не повезло. Но заменять дефекты следственной работы беспределом ни в коем случае нельзя.

После пяти лет правления Бакиева, когда в Кыргызстане процветало рейдерство — в том числе с использованием правоохранительной системы, наша страна с огромным трудом избавляется от репутации беззаконной территории, где можно потерять бизнес, имущество, накопления, если кто-то влиятельный положил на них глаз.

Сооронбай Жээнбеков постоянно заявляет, что Кыргызстан привлекает иностранных инвесторов и гарантирует им равные условия и защиту от неправовых посягательств. Однако инвесторы прежде всего смотрят на дела, а не на слова. Если государство в пылу политических битв может спокойно отнять имущество у людей, не имеющих никакого отношения к преступлению, — это означает, что вкладывать в такой стране какие бы то ни было инвестиции преждевременно.

И, говоря об иностранных инвесторах, давайте не будем забывать, что самые активные инвесторы в нашей стране — это наши собственные граждане, а не канадские или российские капиталисты. И им в последнее время посылается недвусмысленный сигнал: не надо ни во что вкладывать деньги на родине. Эти инвестиции могут легко быть отняты, если ваш родственник попадет под уголовное обвинение.

Кыргызстан — страна больших семей. Наверное, не будет преувеличением сказать, что почти в каждой семье есть какой-то родственник, выполняющий работу на госслужбе. Так что описанная в этой статье проблема касается каждого из нас.

Если бездумная практика игнорирования презумпции невиновности в нашей стране будет продолжаться, не удивляйтесь тому, что накопленные деньги состоятельные кыргызстанцы будут вкладывать в Казахстане, в России, в Турции и где угодно еще, но только не у нас дома. Кто будет тогда покупать новые квартиры, открывать салоны красоты, рестораны, лыжные базы, поддерживать вкладами наши местные банки?

Распечатать Сохранить в PDF
  • $69.33
  • 79.37
  • 1.05
  • 1197.1
  • 80.8
  • 6517
Самая красивая страна у перевала Чон-Ашуу (путь от Каракола в долину реки Сары-Джаз)

у перевала Чон-Ашуу (путь от Каракола в долину реки Сары-Джаз)

Вышел в свет свежий номер!

Есть работа!