Инвентаризация лицензий: недропользователям приготовиться к новым поборам?

👁 310

f7a585a1fdd9b409f9f822e668d

20 сентября Абылгазиев представил коллективу Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования нового руководителя – Эмиля Осмонбетова.

Премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев поручил в срочном порядке провести инвентаризацию лицензий, выданных на изучение и разработку месторождений.

Премьер отметил, что было выдано более 2 700 лицензий на месторождения, и далее сказал: «На скольких объектах фактически проводятся работы? У кого на руках все остальные лицензии? Кому и как они были выданы? Нужно в этом разобраться и в срочном порядке провести инвентаризацию лицензий на геологическое изучение и разработку месторождений».

Были озвучены и пожелания «положить конец практике передачи лицензий третьим лицам» и «изменить сам подход к процедуре выдачи лицензий».

Эта новость, признаться, меня ужаснула. Правду говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Уверен, что премьер даже не понимает, какого коррупционного джинна он только что выпустил из бутылки. Фактически он дал добро на проведение внеочередной, не предусмотренной законом перепроверки ВСЕХ лицензий в стране. Любой недропользователь знает, чем это заканчивается. Комиссиями, выездными инспекциями и неизбежно – поборами.

Хочу напомнить, что инвентаризации лицензий в недавней истории Кыргызстана уже случались. В 2005–2006 годах сразу после прихода к власти Бакиева назначенное в Госгеологию новое начальство начало «перепроверять» лицензии. Чем закончилось – все помнят. Поборами, рейдерством и концентрацией неформальных лицензионных полномочий в офисе Максима на улице Логвиненко.

Потом сразу после событий апреля 2010 года «революционеры», дорвавшиеся до самого лакомого в стране ресурса – распределения прав на недра, подвесили в неопределённость все лицензии в стране и стали разбираться с каждым более или менее значимым недропользователем лично. Предлогом было выявление долей семьи Бакиевых в проектах разработки недр. Реальным итогом стало ускоренное обогащение новых коррупционеров, а также необоснованный отзыв нескольких лицензий (некоторые из которых до сих пор – до сих пор! – простаивают и не распределены новым недропользователям).

Потом министры по недрам менялись почти каждый год, кто-то попадал за решётку, кто-то просто заменялся новым партийным назначенцем. И каждый новый руководитель Мингеологии норовил сразу что-то проверить, кого-то потрясти. Из страны в этот период кадровой вакханалии ушли десятки добросовестных компаний: не выдержали постоянных «приостановлений» и коррупционных проверок.

Где-то в процессе кадровой чехарды в усложнение жизни горным компаниям внёс свою лепту премьер Жанторо Сатыбалдиев. В начале 2013 года он заявил, что необходимо провести «комплексную проверку» всех разработчиков месторождений рассыпного золота в Ала-Букинском и Чаткальском районах Джалал-Абадской области. В районы поехали проверки, горные компании снова потянулись за кошельками. Ныне заключённый Жанторо неплохо тогда обогатил инспекторов с бульвара Эркиндик.

И что, теперь по новой?

Заметьте, я совсем не против господина Осмонбетова. Он профессионал, в этой должности он явно на своём месте. Просто сама система Госгеологии построена таким образом, что чем меньше им разрешать что-то перепроверять, тем меньшую коррупционную нагрузку будут испытывать компании.

Я хочу довести до сведения господина премьер-министра, почему на самом деле простаивают лицензии.

Первое. Коррупция. Дикая и ничем не ограниченная. Бороться с коррупцией созданием новой внеплановой коррупционной кормушки – это тушить пожар бензином. Непонятно также, как в этом контексте понимать установку президента на введение моратория на проверки и в целом на улучшение делового климата путём уменьшения давления на предпринимателей.

Второе. Неспособность республиканской власти защитить инвесторов на местах от местных погромщиков. Сколько возбуждено уголовных дел по фактам погромов горных компаний? Сколько человек за решёткой на длительные сроки? На память приходит только адекватная реакция властей на погромы на Макмальском руднике в начале 2018 года, когда бандерлогов, сжёгших имущество инвесторов в селе Казарман, «закрыли» в тюрьму на 7–9 лет, но это, скорее, исключение. Фактически власть самоустранилась от решения проблем инвесторов и оставила это целиком на их риск.

Есть ещё множество причин, но эти – главные.

Ещё один вызывающий удивление момент. Зачем нужно «положить конец практике передачи лицензий третьим лицам»? Рынок лицензий – это то, что существует во всех цивилизованных странах. Чем он активнее, чем больше лицензии переходят из рук в руки и получают новых инвесторов и разработчиков, тем лучше для страны. Государство от этого получает оживление горнодобывающей отрасли, а у нас в Кыргызстане – ещё и крупные бонусы (разовый налог) при смене собственника лицензии. Зачем убивать инвестиционный рынок такими заявлениями?

В общем, получилось как всегда. Хотели как лучше, а положили начало очередной коррупционной кормушке. Всем недропользователям – приготовиться!

Азамат Асанов

Распечатать Сохранить в PDF
  • $69.33
  • 79.37
  • 1.05
  • 1197.1
  • 80.8
  • 6517
Самая красивая страна каньон

каньон "Сказка"

Вышел в свет свежий номер!

Есть работа!