«Турецкие помидоры» или что это сулит Кыргызстану ?

👁 417

at-bashi-4

Совсем недавно всю общественность стран ЕАЭС взбудоражила новость о возможном вхождении Турции в евразийское экономическое сообщество.

Эксперты разных уровней принялись анализировать последствия вхождения нового члена в союз. В основном оценки сводились к тому, что страна с ВВП, равной 50% от российского – сможет поглотить экономики «маленьких» стран – членов союза. А учитывая, что Турция является одной из передовых технологических стран в области текстиля, швейной промышленности и сельского хозяйства, то для Кыргызстана такое «соседство» не может принести ничего хорошего.

Так что же имел ввиду министр экономики Турции Нихайт Зейбекчи, заявляя 18 августа этого года о необходимости переговоров с ЕАЭС о подписании таможенного соглашения? Реально ли Турция готова в ущерб своих обязательств перед ЕС войти в евразийское экономическое пространство? И самое главное – захотят ли нынешние члены союза принять в свои ряды нового экономического гиганта?

Рассуждая о возможном членстве Турции в союзе, нельзя обойти и политические аспекты. И главным здесь фактором является право «вето» у любого члена нынешнего союза по приёму новых членов в сообщество. Армения, как известно, находится далеко не в «дружеских» отношениях с Турцией. Поэтому, чтобы последней стать полноправным членом союза, придётся пойти на немалые уступки. Пойдёт ли Турция ни них ? Большой вопрос.

Второй немаловажный фактор. Экономическим лидером и локомотивом ЕАЭС является Россия, несомненно. Тогда нужен ли ей ещё один мощный потенциальный «вожак» в союзе? Поладят ли «две хозяйки» на одной кухне? Тоже вопрос.

Эти два фактора играют не в пользу вхождения Турции в ЕАЭС. С другой стороны, есть несколько политических факторов и в пользу приёма Турции в союз. Нахождение этой страны в евразийском пространстве, отодвинет надолго членство Турции в ЕС- что для России будет являться важным стимулом для приёма Турции в ЕАЭС. Также, нахождение в одном союзе, пусть и экономическом, двух стран с напряжёнными отношениями, поможет снизить эту самую напряжённость. И в конечном счёте, повысит региональную безопасность на постсоветском пространстве.

Таким образом, очень трудно оценить реальные шансы этого события. Скорее всего, заявление турецкого чиновника можно посчитать как элемент «внутри европейской игры», А также, попытка вбросить информацию в сообщество и посмотреть на реакцию заинтересованных сторон.

Скорее всего, стороны начнут консультации и проведут встречи, чтобы определить аргументы каждой из сторон. Потребуется немало времени чтобы понять, какие конкретно «экономические и политические» требования и привилегии могут появится у каждой страны – члена ЕАЭС и Турции друг к другу.

Предполагаем, что одним из результатов таких консультаций станет статус наблюдателя при ЕАЭС в течении нескольких лет. Возможно, и подписание отдельных соглашений ЕАЭС с Турцией по некоторым отраслям лёгкой промышленности и сельского хозяйства, где сторонам удастся найти компромисс.

Для нашей страны, эти соглашения, вряд ли будут являться жизненно важными с точки зрения последствий для внутреннего производства. Кыргызстан, как страна, вошедшая последней в ЕАЭС, а именно 12 августа 2015 года – ещё сама в полной мере не ощутила свой реальный статус.

Посмотрим на текущие результаты нахождения нашей страны в ЕАЭС, чтобы можно было оценить последствия заключения соглашений Турции с союзом, или полного вхождения Турции.

Ещё не закончилась фактически «дорожная карта» вхождения Кыргызстана в союз. Только сейчас появляются некоторые статистические данные. Так, в 2016 году по сравнению с 2015 годом, произошёл рост производства большинства экспортных продуктов питания: мяса — на 15%, сливочного масла — на 52%, сыров — на 20,9%, круп — на 28,4%; а также зафиксировано наращивание производства нефтепродуктов: бензина — на 61,6%, дизельного топлива — на 72,2%. А это значит, что и смежные отрасли сельского хозяйства также имеют определённые дивиденды.

Бюджет страны благодаря распределению ввозных таможенных пошлин внутри ЕАЭС получил 13,1 млрд сом дополнительного дохода, хотя по данным Таможенного комитета КР, доходы от этого вида пошлин оказались меньше, чем планировалось. Открытие таможенных границ позволило киргизским компаниям существенно сократить время доставки товаров на рынки других стран Союза, в первую очередь в сопредельный Казахстан. Благодаря этому производители смогли нарастить экспорт своей продукции. Свою роль играет и то, что в ЕАЭС законодательно закреплён и успешно реализуется упрощённый порядок таможенного декларирования транспортных средств международной перевозки, зарегистрированных в государствах–членах (источник: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/eurasian-economy/kyrgyzstan-v-eaes-rezultaty-uchastiya-/ и Статистика ЕЭК).

Но самым реально ощутимым фактором для населения Кыргызстана явилось восстановление потока наших трудовых мигрантов в Россию. И как следствие, восстановление денежных переводов из России в Кыргызстан до «до-кризисного» уровня. Более того, по данным Национального банка КР, в первой половине 2017 года сумма переводов трудовых мигрантов из России составила 2,7 миллиарда долларов США, что явилось рекордом за все время независимости страны. Конечно, это явилось следствием принятия на законодательном уровне благоприятных условий нахождения трудовых мигрантов из Кыргызстана в странах – членах ЕАЭС.

По прогнозам, в ближайшей перспективе, возможны положительные последствия от ЕАЭС для Кыргызстана также в таких отраслях как горнорудная промышленность, туризм, грузооборот и пассажирооборот. А следствием увеличения денежных переводов трудовых мигрантов будет несомненно увеличение строительных работ в Кыргызстане. Так, по тем же данным ЕЭК, уровень строительных работ в 2016 году составил 136 % от уровня 2015 года.

Изменения наблюдаются также и в законодательстве для бизнеса: до присоединения к Евразийскому союзу НДС исчислялся исходя из стоимости товаров плюс стоимость транспортных расходов, а по правилам Союза налог начисляется только на стоимость товара по договору. Физические лица также освобождены от двойного обложения при ввозе товаров личного потребления из стран ЕАЭС.

К значимым отрицательным последствиям же можно отнести «умирающий» бизнес оптовой торговли наших торгующих бизнесменов. С повышением таможенных пошлин на товары из стран не-членов ЕАЭС практически уничтожаются наши оптовые рынки, которые ориентировались на рынки Казахстана и России. А ведь они кормили и содержали очень огромную часть населения – наши челночники практически содержали весь народ.

Сейчас наши рынки потихоньку «переориентируются» на специфические товары, в частности можно наблюдать большой ввоз стройматериалов и леса из средней полосы России в нашу страну – и здесь задействованы многие наши трудовые мигранты и бизнесмены. Но пока результаты этих предприятий не могут компенсировать отрицательные последствия для оптовых рынков «тряпок, одежды, бытовых товаров и др.».

Исходя из вышеперечисленных факторов – очень трудно «спрогнозировать» последствия появления Турции в ЕАЭС для нашей страны. Скорее всего, экономика Кыргызстана не заметит этого, а учитывая наши размеры, она быстро «подстроится» и адаптируется к новым вызовам.

Тем не менее, к очевидным отрицательным последствиям для нас, если все же Турция войдёт в ЕАЭС – будет являться фактор «турецких помидоров» на рынках Сибири, Дальнего Востока и средней полосы России. Сейчас наши фермеры более менее «прокладывают» торговые пути на рынки этих регионов. Исчезли таможенные барьеры, появились только «санитарные» препятствия. Если же появятся турецкие продукты сельского хозяйства на этих рынках в «оптовых» размерах – то это больно ударит по нашим фермерам. Ведь их «помидоры» несомненно уже отвечают всем санитарным и эпидемиологическим требованиям. Нашим фермерам придётся «переориентироваться» и повышать технологические расходы, что несомненно отразится на стоимости продуктов сельского хозяйства.

К очевидным же позитивным последствиям возможного вхождения Турции в ЕАЭС, можно отнести фактор инвестиций в нашу страну и даже перенос некоторых производств из Турции в Кыргызстан. По законодательству ЕАЭС, товары, произведённые на территории одной из стран ЕАЭС, не облагаются налогами (НДС и др.) если они продаются в странах ЕАЭС. То есть, допустим турецкий бизнесмен переносит свою фабрику лёгкой промышленности в Кыргызстан, где трудовые ресурсы намного дешевле чем в самой Турции. Тем самым, он существенно сократит налоговое и таможенное бремя на свои товары, если его продукция будет продаваться на рынках стран ЕАЭС.

Все это пока на бумаге, но турецкие бизнесмены несомненно уже просчитывают юридические и экономические последствия от таких переносов своих небольших фабрик по пошиву одежды, производств бытовой техники и т.д.

Возможны также положительные последствия и для трудовой миграции. Так как Турции придётся убрать или сократить многочисленные барьеры для постоянной и законной работы нашим трудовым мигрантам. С соответствующими социальными и страховыми гарантиями, как и всем гражданам самой Турции.

Подводя эти поверхностные итоги – почти нереального и невозможного полноценного вхождения Турции в ЕАЭС – можно подчеркнуть по крайней мере два определённых и очевидных факта.

Первое – Турция вряд ли войдёт в ЕАЭС. Максимум что может произойти – это после долгих переговоров – она подпишет несколько соглашений по каким то специфическим отраслям производства или услуг. Поэтому невозможно спрогнозировать последствия для нашей страны, не зная по каким именно.
Второе – если же всё-таки «невозможное станет возможным», и Турция окажется в ЕАЭС, то Кыргызстан скорее выиграет по некоторым позициям, чем сильно пострадает по другим позициям.

Ждём.

Азамат Асанов

Распечатать Сохранить в PDF