• $69.84
  • 79.51
  • 1.05
  • 1197.1
  • 80.8
  • 6517

Во сколько обойдётся инвесторам успокоить население в регионах

rudnik

👁 1,078

В Кыргызстане иностранным инвесторам не так легко работать, как об этом заявляют на высшем уровне власти.

Конечно, создаются условия, есть налоговые преференции, однако на местах не так всё гладко проходит.
Одна из причин – не поддающиеся никаким законам ожидания местного населения в плане получения социальных инвестиций.

В Законе «О недрах» от 19 мая 2018 года № 49 в пункте 2 статьи 30 «Социальный пакет» записано, что «обязанность по составлению социального пакета распространяется только на объекты недр общегосударственного значения, находящиеся в стадии разведки и разработки полезных ископаемых. При этом в социальный пакет входит программа инвестирования в социально-бытовые условия местного сообщества (подготовка кадров, трудоустройство местного населения, строительство инфраструктуры и другие условия), на территории которого находятся конкурсные объекты».

Казалось бы, чёрным по белому написано, что социальный пакет предусмотрен только для крупных конкурсных объектов. Однако местное население часто выдвигает требования, не основанные ни на каких законах.

Темирбек Ажикулов, специалист, проработавший в горнодобывающей отрасли более 15 лет, рассказывает, что проблемы с населением были всегда, требования с их стороны постоянно растут.

«Во многих странах эта практика отсутствует, так как власти сами занимаются развитием регионов. На законодательном уровне подобных социальных пакетов нет, только прописано, сколько налогов должна платить компания в бюджет. Естественно, для укрепления сотрудничества между местными властями и компанией инвесторы по желанию выделяют финансы на различные развлекательные мероприятия в том регионе, где они работают. Население же понимает, что деятельность иностранцев приносит доходы в бюджет и поэтому нет причин требовать от них большего.

В Кыргызстане отношение к инвесторам совсем другое: раз собираются добывать что-то – значит, есть деньги, поэтому они должны строить школы, больницы и т. д. Хоть компании и отчисляют два процента от своего оборота в местный бюджет, население считает, что этого мало.

На это есть две причины. Первая – коррупция местной власти. Население и руководители регионов находятся в латентном конфликте, так как местного бюджета не хватает на нужды людей, нет прозрачности бюджета и отчётности. И когда в регионе появляется инвестор, он становится неким спасителем, но только до тех пор, пока выполняются требования населения. Отсюда и требования построить школы, дороги, отремонтировать то и это, взять на работу местных жителей. Если компания не идёт на контакт, в ход идут угрозы перекрытия дорог, поломки техники и даже физической расправы. А достучаться до акимов у них не получается, и всю злость они направляют на инвесторов.

Вторая причина – иждивенчество. Я с этим сталкивался много раз, многие проекты не были доведены до конца именно из-за местного населения. Государство выдавало нам лицензию, всё было готово для работы, но местные её блокировали. А правительству надо это всё? Нет, конечно. Разбираться приходится самим. Затрат, чтобы усмирить людей, было больше, чем доходов. Поэтому-то инвесторы не так спешат сюда», – говорит Ажикулов.

Пример. В Чаткальском районе Джалал-Абадской области британская компания «Чаарат Голд Холдинг Лимитед» уже более десяти лет ведёт геолого-изыскательские работы на золоторудном месторождении. Только на этот год в бюджете компании заложено 14 миллионов 400 тысяч сомов на социальный пакет. Специалист по связям с общественностью Амантай Сапарбеков, который является уроженцем Чаткальского района, рассказал, как строились отношения между населением и компанией.

«Ещё 10 лет назад начались конфликты, когда компания только пришла в район. Перекрывали дороги, выдвигали требования, выступали против работы инвестора, говоря, что компания портит экологию. В общем, как всегда. Спустя несколько лет компания отправила представителей местной власти в Турцию, на аналогичный рудник, где используют такие же технику и методы добычи золота. Власть убедилась, что нет опасности, успокоила людей. В обществе это приняли.

Однако после подписания договора с администрацией стали раздаваться голоса, что средства от компании идут в местный бюджет, а до жителей не доходят. И тогда люди стали требовать от компании построить школы, дороги, мосты, устроить себя и родственников на работу. Хотя и был подписан договор между инвестором и местной администрацией о сотрудничестве в социальной сфере, население как бы не видело этого. Им всё было мало. И сейчас возникают конфликты, но компания старается выполнять все требования общества», – говорит Сапарбеков.

Помимо официальных отчислений, включая ежегодные выплаты за лицензию в размере более миллиона сомов, есть и неофициальные выплаты. Советник директора компании «Чаарат Заав», которая и занимается разработкой месторождения в Чаткале, Улукбек Турдубеков, рассказал о финансовой составляющей всей помощи населению района.

«За всё время компания потратила более 10 миллионов долларов на то, чтобы спокойно продолжать работу. И это только выплаты налогов, социального пакета. Каждый год компании приходится тратить миллионы сомов на выполнение требовании людей. Например, во время чрезвычайных ситуаций компания каждый раз выделяет технику, чтобы расчистить дороги, а это траты на работников и ГСМ. При этом даже „спасибо‟ не услышишь. Приходят люди и требуют в ультимативной форме что-нибудь сделать для них. Это миллионы долларов. И при этом компания даже не начала добывать золото.

Проблема и в том, что в регионе есть ещё несколько небольших компаний. И к ним тоже приходят с требованиями. Естественно, цена требований растёт постоянно. Таким компаниям становится всё сложнее работать. Есть вероятность того, что расходы на все требования населения превысят во много раз доходы от основной работы. И компании могут просто разогнать», – говорит Турдубеков.

Похожая история и у одной компании, работающей в Таласской области. Кубан Ашыркулов, специалист в горнорудной отрасли, в прошлом директор нескольких компаний, рассказал, как население влияет на инвесторов.

«Я был директором одной компании, добывающей золото. Проблем с получением лицензии не было. Но вот с населением возникли большие проблемы. В регионе был только один айыл окмоту, население сёл было около двух тысяч человек. Среди них были авторитетные люди, владеющие большим количеством скота, финансов. Криминальные группировки также имели влияние. Эти два слоя населения постоянно требовали от компании денег, отремонтировать технику, дома, школы, дороги. Мы потратили несколько десятков миллионов сомов. Кроме того, между людьми в сёлах были и внутренние конфликты по сфере влияния. Например, местные богачи давали работу молодёжи, а зарплаты были разные. И эти богачи между собой всё время конфликтовали по этому поводу. Естественно, чтобы не потерять авторитет, богачи приходили к нам с требованием взять на работу того или иного человека и их родственников. И так продолжалось несколько лет. Мы вынуждены были это делать, иначе они разгромили бы всё. То же делал и криминал. Власти скорее всего об этом знали, но ничего не делали.

Кроме того, в сёлах были разногласия, разрешать ли нам работать или нет. Ведь нужно согласие большинства населения айыл окмоту, да и чтобы не прогнали нас. И люди приходили к нам торговаться. В буквальном смысле. Например, заходили и предлагали: „Дайте нам тысячу долларов, и большинство будут согласны‟. Или: „Отремонтируйте школу, и всё будет хорошо‟. Мы, конечно, согласны были, но просили подтверждения. Попросили организовать собрание с людьми, чтобы они сами подтвердили, что согласны на всё. Но либо из-за внутренних конфликтов всё срывалось, либо те люди приходили с требованием и больше не возвращались. В целом на все эти требования за все годы тратилось несколько десятков миллионов долларов», – говорит Ашыркулов.

Все эти факторы повлияли на то, что компания прекратила работу.

Улукбек Турдубеков также отметил, что в нескольких сёлах Чаткальского района есть влиятельные люди, они тоже приходили к инвестору.

«Официально у нас есть меморандум о сотрудничестве с администрацией района. Компания построила школы, дороги, установила трансформаторы и многое другое. Но всё это официально. Ранее были попытки перекрыть дорогу на рудник, даже избивали водителей, сотрудников. После этого выдвигались требования покинуть район, так как население беспокоилось об экологии. В извлечении золота используется цианид. Но власти уже были в курсе, что компания соблюдает все нормы безопасности, так как ездили с представителями компании в Турцию, где работает аналогичный рудник. Администрация в течение нескольких месяцев объясняла людям, что безопасность обеспечена. Тем временем активисты сёл Чаткальского района выдвигали необоснованные обвинения в том, что этот цианид влияет на людей, скот, почву. Даже говорили, что у многих обнаружили рак, но никаких доказательств не показывали. Но дело в том, что цианид не использовался в то время никак. Его просто там не было.

Выяснилось, что несколько влиятельных людей сёл таким образом хотели повысить цену разрешения на продолжение работы инвестора в Чаткальском районе. После всего этого в компанию пришли люди и сказали прямо: „Давайте нам деньги, иначе мы выгоним вас отсюда‟. Временами они успокаивались, как получали деньги, но потом им казалось этого мало, они приходили вновь. Сейчас пока тихо. Так, компания потратила на это несколько миллионов долларов за несколько лет», – рассказывает Турдубеков.

Несмотря на заверения высшего руководства страны об улучшении условий для инвесторов, на местах люди до сих пор считают, что иностранные компании обязаны делать для них всё, что должна, по сути, делать местная власть. Это практически стало бизнесом – требовать от инвесторов деньги, требовать развивать инфраструктуру. Изменится ли это, не уверен никто.

Распечатать      Сохранить в PDF

 

Аналитика

Доступ в базы данных владельцев предприятий, лицензий, товарных знаков и т.д.

Читайте, принимайте участие в «общественном обсуждении»

Базы данных, аналитика, дискуссионные материалы

«Офшорные утечки», данные из реестров, частные расследования

В Казахстане нарастает экономический кризис

Правительство пытается остановить бегство валюты, но совершает одну ошибку за другой.

Нужно ли Кыргызстану отказываться от доллара?

Турецкий лидер предложил Кыргызстану уйти от доллара во взаимных расчётах.

Не пора ли нам выпустить валютные облигации?

Новость о том, что Узбекистан планирует крупный выпуск валютных облигаций для иностранных инвесторов, осталась в Кыргызстане совершенно незамеченной.

Золото падает. И будет падать еще?

Цена на золото на мировых торговых площадках за лето этого года рухнула почти на 100 долларов.

Антироссийские банковские санкции: как минимизировать риски для банков Кыргызстана?

Могут быть заблокированы долларовые расчёты основных российских государственных банков.

Когда не получается у Минэконома, подключается МИД. В Кыргызстане будут строить современные логистические центры

Если в Кыргызстане всё же построят современную торговую инфраструктуру, это поможет фермерам увеличить доходы от продаж

История о том, как самурай в Бишкеке дорогу строил

В некотором царстве, в некотором государстве (не подумайте, не в Кыргызстане) жил-был один самурай.

Сербское правительство защищает своих фермеров от кыргызстанской фасоли.

Таласскую фасоль экспортируют уже давно в страны Европейского союза (ЕС).

Еще аналитика

Подписаться на новости